Пятница, 22.09.2017, 05:32Главная | Регистрация | Вход

Следи за временем

Узнай произведение

Философы говорят

Хит-лист-плеер

...

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

...

...

Каталог статей
Главная » Статьи » Повышение квалификации » Методика обучения

Литвинская И.Г. Использование методики Ривина при изучении стихов

Литвинская И.Г. Использование методики Ривина при изучении стихов

// Коллективный способ обучения: научно-методический журнал, 1995 - № 1. - С. 28-32

Эта удивительная методика за много лет своего существования прожила непростую жизнь. Основные ее элементы были замыслены и использовались еще А.Г. Ривиным и его учениками в 20-40-е годы (см. [11]). Доработанная и отшлифованная группой инноваторов под руководством В.К. Дьяченко, эта методика начала свою новую жизнь в стенах Красноярского Государственного университета. Преподаватели университета М.А. Мкртчян и Е.Г. Горячев распространили ее применение от изучения гуманитарных текстов на изучение разделов по математике и физике.

Тогда же образовались два лагеря: приверженцев новой методики и ее оппонентов.

За минувшие годы методика была описана в различных источниках и опробована в ряде мест. Но, к сожалению, её постигла не лучшая участь. Многие из тех, кто читал, слышал и даже попробовал в деле методику А.Г. Ривина, так и не смогли пока увидеть за её внешней разорванностью и эклектичностью, неудобствами в реализации и трудностью в организации работ дидактическую отточенность и красоту метода.

С этой точки зрения главные трудности ривинской методики связаны с тем, что, в отличие от многих новых методик, использование ривинской является педагогической инновацией, которая разворачивается по своим особым законам, не освоенным еще большинством педагогов. С другой стороны — методика А.Г. Ривина остается все еще не только недостаточно освоенной, но и мало изученной с точки зрения расширения возможностей ее применения. Настоящая статья — об итогах такой попытки в области литературы.

Вы, вероятно, уже знаете, уважаемый читатель, из других публикаций о том, что методика А. Г. Ривина предполагает, во-первых, парную работу над текстом, во-вторых, смену напарника после каждого абзаца текста.

Сейчас я познакомлю Вас с техникой работы в паре при изучении стихов. Заодно вспомним весь алгоритм. Уверяю, это не покажется Вам скучным. Нужно только достать с книжной полки томик, например, Бальмонта и найти в нем, ну, скажем, стихотворение «Осень». Кстати, оно включено в учебник литературы 5-го класса.

Нашли стихотворение? Не спешите его сразу перечитать. Представьте, что Вам предстоит работать над ним вместе с несколькими напарниками (у каждого из них свой томик стихов). И я — Ваш напарник для работы над первой строфой.

Итак, начинаем работу в парах.

Прочтите вслух первую строфу стихотворения:

 

Осень

Поспевает брусника,

Стали дни холоднее,

И от птичьего крика

В сердце только грустнее.

В те мгновения, когда Вы читаете эту строфу, я закрываю глаза и мысленно рисую картинку, созданную поэтом и озвученную Вами. Картинка возникает из ассоциаций, вызванных и каким-то словом, и мелодией стиха, и интонацией Вашего голоса, тем чувством, которое Вы вкладываете в чтение...

Вы читаете — а я вижу стволы высоких деревьев, стеной вставших передо мной, а внизу в траве, среди поникших и торчащих бурых веточек и мха — красновато-бурые пятна брусники. Там, внизу, холодно и сыро. Представляя себе эту позднеосеннюю брусничную поляну, я не вижу над нею птиц и не слышу птичьего крика, но в сердце — томящий звон, словно отзвук прощального гомона птичьей стаи, отлетевшей в теплые края...

А теперь я читаю Вам эту же строфу, и теперь уже Вы мысленно должны нарисовать картинку увиденного Вами в поэтическом образе. Нарисовали? Если сразу не получилось — не страшно. Умение видеть, рисовать подобную ассоциативную картину придет после недолгой тренировки — и обязательно заинтересует, не может не заинтересовать. Попробуйте вот так поработать в паре с кем-то, хоть в семье, убедитесь сами.

Это был первый пункт алгоритма.

Теперь наша задача — прочитать строфу еще раз и хорошенько разобраться в значении каждого слова, словосочетания, строки, предложения и, наконец, всей строфы в целом.

Вы читаете первую строфу; я разбираю ее по словам. Вы дополняете, возражаете, объясняете свое понимание, словом, взаимодействуйте со мной.

Итак, начали?

«Поспевает брусника».

— Поспевает — становится спелой, созревает; брусника — это ягода, которая растет в лесу; она созревает одной из последних (а может быть и самой последней, не знаю). Она красно-бурая, с белыми бочками, я ее просто обожаю, особенно в сахаре, — а Вы? Быть может, Вы предпочитаете бруснику в меду?...

Не забудьте, Вы вступаете в диалог со мной по поводу каждого слова. Теперь прочитайте вторую строку:

«Стали дни холоднее».

— Это очень просто. Осень. Дни такие же как сейчас. Я зябну не только на улице, но и дома. Но давайте разбирать по словам.

«Стали» — что означает это слово? Дни стали, становятся... человек стал. Как понять, проинтерпретировать это слово? Может, Вы ответите первым, дорогой читатель? Поясните, пожалуйста, каждое слово сами.

Третья строка (не забудьте прочитать ее вслух!):

«И от птичьего крика»...

— Странно — «птичьего крика»...Птицы обычно поют, свистят, чирикают. А кто из них кричит? Утки, гуси? И почему — кричат? Может, потому, что с родиной прощаются? А Вы, мой напарник, что думаете по поводу именно этой строки?

Четвертая строка:

«В сердце только грустнее».

— «Грустнее». Значит, было грустно, а стало еще грустнее? А слово «только» — каким словом можно его заменить... «Только грустнее» — это как?

«В сердце» — это слева, где иногда покалывает? Вам грустно, когда что?.. В сердце грустно. Вы испытывали такое когда-нибудь? А как именно это было? А случалось ли, когда что ни делаешь — в сердце только грустнее?

Ну вот, все строки бальмонтовской строфы вроде бы разобрали. Пробежим еще раз глазами эту строфу — вдруг что-то упустили.

И посмотрим, что же получилось в итоге.

Поспевает брусника. И это хорошо. Зябко, и неуютно, и негде согреться, потому что дни стали холоднее. И птицы кричат и бьют крыльями. Они прощаются с родиной. И от этого на сердце тоска и грусть. Но брусника! Грустить мешает брусника, она смягчает грусть. Ее яркие пятна на осенней листве, ее сочная мякоть... Здесь ощущается недосказанность чувств. Какая-то непонятность — и очень хочется понять до конца. А для этого просто необходимо заглянуть дальше. Хотя бы еще на одну строфу. Но вспомним: следующую строфу Вы будете изучать уже с другим напарником. Теперь же Ваша очередь выразить свое представление, возникшее после прочтения всей строфы...

Этим окончится второй пункт алгоритма.

Теперь еще раз прочтите разобранную нами вместе строфу — и попробуйте пересказать ее наизусть. И если Вы не просто читали текст, а вели со мной активный диалог, — уверяю, запомнили. Запомнили собственными образами, мыслями, чувствами.

Кстати, когда вы восстанавливаете в памяти текст, можно не следить за «выражением». Попробуйте тихонько отстукивать пальцами ритм: та-та-та-та та-та-та...

Не ставьте себе задачу выучить эту строфу наизусть сейчас. Постепенно, от напарника к напарнику строчки сами собой войдут в Вашу память.

Мы закончили выполнение задачи по третьему пункту алгоритма, а с ним и работу над первой строфой находящегося у Вас стихотворения. Сейчас нам предстоит работа над строфой стихотворения, находящегося у меня, — из учебника по литературе за пятый класс. Это «Сказка» Ивана Алексеевича Бунина. Первую строфу «Сказки» я изучала с другим напарником. Мы с Вами поработаем над второй строфой. Но прежде я должна прочитать все предыдущие строфы, если уже запомнила — то наизусть, если нет — то прочитаю по тексту. А доучить стихотворение смогу, когда проработаю с напарником все строфы. Кроме того, заучиванию поможет необходимость прочитывать (по возможности, не заглядывая в текст) каждому новому напарнику все проработанные строфы. Итак:

 

Сказка

...И снилось мне, что мы, как в сказке,

Шли в даль пустынных берегов

Над диким синим лукоморьем

В глухом бору среди песков.

 

Теперь я читаю выразительно вторую строфу стихотворения, а Вы рисуете картинку увиденного в этой строфе:

Был летний светозарный полдень,

Был жаркий день, и озарен

Весь лес был солнцем, и от солнца

Веселым блеском напоен.

Вы не слышите моего голоса? Тогда еще раз пробегите глазами строфу. Мысленно загляните в себя, в свое мироощущение. Что возникло перед Вашим внутренним взором после прочтения этих удивительных бунинских фраз?

Поделюсь опытом: картинку легче «рисовать», когда слушаешь напарника. Когда же читаешь стихи сам — мощнее включается мышление, и образы как бы гаснут.

Вы не забыли? Следом за Вами картинку рисую я, а затем мы вместе разбираем всю строфу.

Еще раз советую: найдите себе реального напарника — и, уверяю, получите огромное удовольствие от такой работы, а не только запоминание стихотворной строфы.

Только прежде давайте восстановим весь алгоритм.

Итак, Вам следует найти напарников и предложить им по стихотворению, каждому — своё. Это одно из главных условий методики.

1. Вы начинаете работу в паре (не читая своего стихотворения заранее) и читаете вслух первую строфу. Напарник рисует картинку увиденного мысленным взором. Затем уже он прочитывает вслух строфу — и картинку рисуете Вы.

2. Вы вместе разбираете строфу, продвигаясь от понимания каждого слова к пониманию всей строфы. Понять абзац, почувствовать звучание каждого слова, его уникальность и особое место в смысловом рисунке текста, понять его глубинный синтаксический смысл, может быть, не замеченный даже автором (мы стремимся понять не столько автора, сколько данный уникальный текст, живущий своей жизнью). Вам помогут интуиция, жизненный опыт, особая, только Вам присущая техника чтения и т.п.

3. Когда строфа полностью разобрана и понята, Вы снова ее перечитываете и пытаетесь пересказать наизусть, настукивая ритм (так легче запомнить).

4. Теперь Вам предстоит погрузиться в структуру первой строфы стихов своего напарника. Напарник вслух прочитывает ее, и Вы продвигаетесь по пунктам 1-3 нашего алгоритма, уступив напарнику роль главного действующего лица. Это будут пункты 4, 5, 6.

Если Вы выполнили работу по всем шести пунктам — поздравляю! Вы преодолели первый риф методики. Не читая своего стихотворения целиком, Вы отвлеклись на помощь напарнику — и почувствовали красоту другого произведения.

Мужайтесь — впереди риф покрупнее. Вам предстоит сейчас сменить напарника, хотя, может быть, первый напарник Вас устраивает больше. Да еще если партнер — тонкочувствующий человек и толковый, то решиться на смену непросто... Но надо.

7. Закон, как известно, превыше всего. На этом шаге Вы меняете напарника. И здесь появляется небольшая добавка к пунктам 1 и 4. Своему новому партнеру Вы стараетесь прочитывать всё, что уже изучили в предыдущих парах.

8. После этого включается последовательность 1-3. Вы рисуете картинку, вместе с новым напарником разбираете строфу и т. д. (пп. 8, 9, 10).

11. Настал черед напарника, и теперь сначала он наизусть читает все, что «прошел» в предыдущих парах. И все повторяется в той же последовательности. Затем включается последовательность 4-6, и происходит вновь смена напарника.

Дорогой читатель! Вспомним, наша цель — освоить алгоритм методики А.Г. Ривина. А посему небольшое задание.

Попробуйте сами расписать весь алгоритм работы над стихотворением, с которого начался наш разговор. Помните, это была «Осень» Бальмонта из учебника 5-го класса. Я задам Вам несколько вопросов, которыми можно себя проверить.

1. Скольких напарников следует сменить при работе над стихотворением?

(Подсказка: троих, по количеству строф. Правда, последнего напарника я не меняю, но ухожу от него, чтобы повторить или доучить стихотворение, если слабо запомнила его в процессе парной работы.)

2. Сколько строф должно быть проработано при работе над стихотворением?

(Подсказка: шесть — три моих, три напарников).

3. Когда одновременно с изучением удается выучить стихотворение наизусть? (Подсказка: ответ найдете в тексте!).

4. Не мешает ли работа над другими стихотворениями?

(Подсказка: не мешает. Попробуйте — и убедитесь сами!)

В заключение скажу, что впервые мы опробовали такой вариант использования методики А.Г. Ривина на семинаре учителей-инноваторов школы № 141 г. Красноярска. А затем — на уроках литературы Тамары Николаевны Гаврющенко (в среднем звене) и Людмилы Николаевны Карпович (в начальной школе).

Этот вариант также исследовался на экспериментальных площадках в городах Сатпаеве, Джезказгане, Казани и в других местах.

Хочется верить, что данное изложение методики достаточно для того, чтобы использовать ее при изучении стихов на уроках, факультативах и дома. Осталось решить одну проблему — проблему запуска занятий. А это — отдельный разговор.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Дорогой читатель, мне было тепло и приятно писать эту статью. Приятно прикосновением к русской поэзии, к методике А.Г. Ривина. И тепло — от мысленного диалога с Вами. Надеюсь на продолжение нашего разговора. Своими впечатлениями о прочитанном, Вашим отношением к методике А.Г. Ривина, к любым методикам коллективных занятий — поделитесь, пожалуйста, с нами. Ждем в редакции журнала ваших писем.

Добавлю также, что для разговора с Вами я взяла если и знакомые мне, то давно забытые стихи Бальмонта. И читала их на Ваших глазах как в первый раз.

Так и должен вестись диалог в парах по А.Г. Ривину: без «домашних заготовок», без учительской отшлифованной мысли и «красивого» так называемого правильного понимания.

Вы вправе применить другие слова, найти другие мысли, технику. Это и должен быть Ваш личный опыт, Ваше мастерство, Ваше творчество — и творчество Ваших учеников.

Декабрь 1993 г.

http://pedlib.ru/Books/3/0272/3_0272-1.shtml#book_page_top

Категория: Методика обучения | Добавил: gana4vas (11.10.2012)
Просмотров: 1326 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017 | Сделать бесплатный сайт с uCoz